18:24 

Слепой да не увидит

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
Название: Слепой да не увидит
Автор: Браво
Бета: Cora Hale, paranojas
Иллюстратор: Анафи (1, 2, 3, 4)
Размер: 31 108 слов
Пейринг/Персонажи: Бен Соло/Армитаж Хакс, Рей, Шив Палпатин, Кариса Синдиан, Лея Органа, Хан Соло, ОМП и ОЖП
Категория: слэш
Жанр: порно в политическом антураже porn with plot, драма
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Тот, кто совершает покушения на сенатора Хакса, очень упорен: он не гнушается грязных методов, пытаясь привести того к неминуемой смерти. Джедай Бен Соло, которому поручили расследование серии покушений и охрану сенатора, пытается усидеть на двух стульях одновременно: выполнить задание совета и оттянуть момент, когда их с Хаксом дороги снова разойдутся. Все усложняется тем, что их вернувшиеся отношения приходится скрывать от всех — даже от деда Хакса, канцлера Палпатина.
Расследование идет медленно, но верно, и то, что в нем открывается, Бену абсолютно не нравится. Ведь все указывает на то, что за покушениями стоит его мать — сенатор Лея Соло.
Предупреждения: сиквел к этому фику, АУ от Мести Ситхов, где Энакин не стал ситхом, Палпатин не открыл принадлежность ТС и по-прежнему канцлер, а Армитаж Хакс — его внук и сообщник. Хакс — сияющий мудак, Палпатин — тоже, прозрачные политические интриги, невзаимная любовь, о чем, впрочем, любящему догадаться сложно.
Примечание: огромное спасибо и лучи благодарности команде и сочувствующим! Анафи за потрясающие арты и за то, что сделала меня самым счастливым автором на планете. Cora Hale и paranojas за бетосм и беспощадное выпиливание косяков. fatesaw за чтение в процессе и помощь с правовой матчастью и neks за то, что стоически выслушивала потоки бреда и поддерживала. Ребята, вы лучшие :heart:
Скачать: AO3


-0-


Упрямство было одной из тех черт, что показывали огромную разницу между Беном и другими рыцарями-джедаями. Никто так упорно не спорил с Советом, пытаясь добиться своего, как он, и никто не шел к своим целям так же напролом, не сходя с намеченного пути.

Это ему в себе нравилось. Бен привык, что обычно все, кроме Совета (а в нем сидели магистры поупрямее его), в итоге предпочитали с ним согласиться — такой подход был гораздо разумнее, чем бесконечные споры и попытки переубедить его.

Но сейчас он столкнулся с человеком, который не уступал ему в упорстве. И это существенно осложняло выполнение поставленной перед ним задачи.

— Сенатор, — в очередной раз попытался Бен, — я еще раз повторяю: безопаснее будет на Набу. Корусант сейчас — не лучшее место для вас.

— Рыцарь Соло, я тоже могу повторять до бесконечности, — вздохнул Хакс, не отрываясь от складывания листов флимси в папку. — Через неделю заседание Сената. Мне нужно успеть внести изменения в законопроект, провести встречу с сенатором от Арканиса и принять посетителей. У меня нет времени на отдых на Набу.

— Это не отдых, это меры безопасности, — встряла Рей. — Сенатор, прислушайтесь к учителю… пожалуйста.

Бен прекрасно понимал, почему она не выдержала: ей очень хотелось побывать на Набу. Он и сам был только за: в последний раз сектор Чоммель он посещал маленьким ребенком — когда его мать еще не совсем рассорилась с дедушкой и бабушкой. Он толком не помнил ни Тид, ни Озерный край — и жалел об этом.

Мать говорила, что дед нашел там покой — а Бену ужасно не хватало именно покоя.

— Меры безопасности не должны идти вразрез с благом Республики, — устало проговорил Хакс. — Закончим этот спор. Каждый все равно останется при своем мнении.

Он склонился над столом, внимательно глядя на исписанный флимси, и Бен не знал, чего хотел больше — придушить сенатора, чтобы тот согласился с его решением, или поцеловать.

Их тайные отношения все еще отдавали новизной и адреналином. Бен старался скрывать от окружающих свою любовь как мог, и это всегда было невыносимо сложно. Не касаться, не прижиматься, не целовать, не обнимать — все это казалось ему кощунством и бездарной тратой отпущенного им времени. Да еще и приходилось держаться отстраненно и официально — и смотреть, как то же самое делает Хакс.

Испытания рыцаря и на десятую долю не были такими тяжелыми, как эта пытка.

Иногда Бен почти терял над собой контроль. Нет, он не плевал на их маскировку — просто старался держаться как можно ближе. Искал, конечно, разные поводы. Как вот этот флимси, например: Хакс, вчитываясь, хмурил брови, и вид у него был чересчур сосредоточенный.

Бен шагнул к нему, замирая чуть сзади и сбоку. Склонился вслед за Хаксом и быстро посмотрел на Рей — та увлеченно поедала изумрудный виноград, которым ее угостили.

Хорошо. Значит, точно не заметит.

— Что же вы там такого увидели? — негромко спросил Бен, устраивая ладонь у Хакса на пояснице — так, чтобы Рей не увидела. — Может, что-то, что поможет в нашем расследовании?

Он повел рукой ниже, опуская ее на скрытую под домашними брюками задницу. Хакс едва слышно выдохнул, и Бен с трудом подавил довольную ухмылку.

— Ничего, что было бы вам интересно, — в голосе Хакса едва заметно слышалась нотка упрека. — Скучные сенаторские письма.

— В них может скрываться зацепка, — продолжил гнуть свое Бен, сжимая ладонь. — Дайте взглянуть.

— Рыцарь Соло, — Бен видел, что Хакс с трудом подавил дрожь, — пожалуйста, не отвлекайте меня. Иначе мы никогда не доберемся до моего кабинета.

В этой фразе было двойное дно: они и правда собирались в здание Сената, но при этом Хакс ясно дал понять, что чем быстрее он закончит с делами, тем скорее они останутся наедине. Наверное, Бен и правда сильно его отвлекал сейчас, но сдержаться не получилось.

— Извините, — пробормотал он, огладил задницу напоследок и отошел к окну, невидяще глядя на панораму Корусанта. На пальцах осталось эфемерное ощущение дорогой мягкой ткани и того, что под ней скрывалось.

Сорвать бы с Хакса все эти тряпки, но нельзя. По крайней мере, до вечера.

— Учитель? — услышал он голос Рей.

— Что?

— У меня есть идея, как быстро выйти на след.

Бен повернулся к ней. Подумав, подошел к дивану и опустился на него рядом.

Рей тут же протянула ему тарелку с оставшимися ягодами.

— Спасибо, — кивнул Бен и взял одну. Задумчиво покрутил в пальцах и закинул в рот. Плотная кожура лопнула под зубами, наполняя рот кисло-сладким вкусом. — Рассказывай.

— Пусть сенатор объявит, что после заседания Сената тут же отправится на Набу, — пустилась в объяснения Рей. — На пару месяцев. Куда конкретно — умолчит. Тогда у инициатора покушения останется мало времени, и он начнет действовать. И обязательно попытается убить сенатора. Поймаем его на горяченьком.

Совершенно идиотская идея. Бен не собирался рисковать Хаксом — ни в коем случае.

— Нет, — сказал он. — Исключено. Мы не будем ставить сенатора под удар.

— Но учитель, — расстроенно произнесла Рей, — так мы справимся очень быстро. И вы же точно его спасете — я в вас не сомневаюсь.

— Согласен с Рей, — подал голос Хакс. Бен перевел на него взгляд, отмечая, что тот внимательно наблюдал за ними. — План неплохой и действительно поможет быстрее найти моего… недоброжелателя. Я готов рискнуть.

— А я нет, — сердито ответил он, глядя Хаксу в глаза. — Я отвечаю за вашу жизнь, сенатор, и не стану подвергать вас опасности.

— Вы перестраховываетесь, — парировал тот. — Немного риска мне не повредит, а результат будет того стоить. Вы же хотите, чтобы угроза моей жизни ушла как можно скорее?

Бен не знал ответа на этот вопрос. С одной стороны, он будет только рад, если Хакс снова окажется в безопасности. С другой — это значило, что им опять придется расстаться, и можно будет рассчитывать только на свидания урывками и впопыхах. Джедай не должен поддаваться эгоизму: он был обязан унять свои желания ради дела.

До сих пор он с этим успешно справлялся — пока вновь не столкнулся с Хаксом.

Ответить правдиво на вопрос он не мог, а врать…

— Чего вы отвлеклись от своих документов? — слишком резко поинтересовался Бен, надеясь тем самым перевести тему. — Закончили уже? Тогда поехали, вы вроде торопились.

— Вы совершенно правы, — согласился Хакс. — Оставлю вас на десять минут. В этом, — он небрежно поддел край рубашки, — не стоит показываться в административном здании Сената.

Бен проследил взглядом за Хаксом, уходящим с безукоризненно ровной спиной, царственной походкой. Весь исполненный достоинства — настоящий сенатор. И как разительно этот сенатор отличался от того Хакса, с которым он оставался наедине. Бену иногда казалось, что это не один, а два разных человека, настолько другим было его поведение.

Но это, конечно, попахивало дуростью. На самом деле перед Беном — и только для него, как ему хотелось думать, — открывался настоящий Хакс, не прячущийся под маской поведения, которого от него ожидали.

И таким его хотелось видеть как можно чаще. И, желательно, прямо сейчас — особенно сейчас, после этого показательной демонстрации сенаторского нрава.

— Оставайся здесь, — велел Бен Рей, поднимаясь с дивана.

— А вы куда? — прищурилась та.

Нет, она, разумеется, не догадывается. Не должна: Бен сделал все, чтобы скрыть от нее свое новое пристрастие. Да и Хакс старался не выдавать их.

Ей просто любопытно, как и всегда. Вот и все.

— Много будешь знать, станешь похожей на учителя Йоду, — наставительно произнес Бен и поспешно вышел из кабинета. Если Рей начнет допытываться, драгоценное время, которое можно провести вдвоем, будет потеряно. Да и он толком не мог придумать, что соврать — мысли были слишком далеко от убедительных объяснений.

Апартаменты Хакса за эти пару дней он успел выучить чуть ли не наизусть. По крайней мере, дорогу в его спальню — точно.

Бен скользнул в спальню Хакса, не постучавшись. Почему-то он был уверен, что тот будет там один, и не ожидал, что ему будут помогать одеваться слуги.

Хакс был в одних штанах — на этот раз в тех, которые надевал под мантию. На плечи ему накидывали нижнюю рубашку, когда Бен нерешительно замер на пороге.

Полуобнаженный, он выглядел гораздо более восхитительно и потрясающе, чем в любой из своих роскошных сенаторских мантий. Бен поймал себя на том, что абсолютно неприлично пялится, жадно отмечая каждую деталь изящного тела, которое он не уставал изучать.

Он моргнул и попытался взять себя в руки, но было уже поздно — член в штанах дернулся от прилива возбуждения.

— Что-то срочное, полагаю? — деликатно поинтересовался Хакс, застегивая пуговицы.

— Да, — быстро ответил Бен. — Нужно… поговорить. Без лишних ушей.

Хакс кивнул и жестом отпустил слуг. Как только дверь за ними закрылась, Бен быстро сократил расстояние и, одной рукой притянув Хакса за талию к себе, второй начал неуклюже расстегивать пуговицы на рубашке.

— Бен? — словно сквозь толщу воды услышал он, но упрямо продолжил бороться с застежками.— Бен. Тише.

Его руку накрыла чужая ладонь и аккуратно убрала от рубашки. Бен жадно перехватил ее, крепко сжимая, и поднес к губам, касаясь ими костяшек.

— Да что с тобой такое? — спросил Хакс.

— Ничего, — пробормотал Бен, целуя каждую выступающую косточку на кисти. — Хочу тебя трахнуть. Прямо сейчас.

Он перевел ладонь с поясницы на задницу — второй раз за последний час — и крепко сжал ее, уже особо не церемонясь. Выпустил руку и прижался губами к шее, оставляя цепочку поцелуев, ведущую к ключицам.

— О, звезды, — вырвалось у Хакса. — Бен, перестань. Мы опаздываем.

Тот вместо ответа — и вместо того, чтобы прислушаться к его словам, — чувствительно прикусил кожу. Хакс в его руках вздрогнул и шумно выдохнул через нос. Такая реакция не прекращала радовать Бена: он понимал, что Хакс едва сдерживает стоны.

Как всегда, восхитительно отзывчивый.

Бен оттянул расстегнутый воротник от его шеи, чтобы дать себе больше простора для маневров. Широко лизнул шею вверх от ключиц, провел носом от кадыка до плеча, жадно ловя уже знакомый запах Хакса, смешанный c ароматом набуанского одеколона. Это сочетание его почти опьяняло — голова так точно становилась дурной.

Бен слегка укусил открытое плечо, тут же нежно зализывая следы от зубов. И скорее почувствовал, чем увидел, что Хакс зажал себе рот ладонью, чтобы не издавать звуков.

Бен хотел слышать его, но остатками разума понимал, что им и правда не стоит быть слишком громкими. Несмотря на пустоту в голове, перекрытую жарким, неутолимым желанием, он все еще помнил, что они скрывают свои отношения.

И по-хорошему действительно следовало остановиться, но у него не хватало на это сил.

Бен подтолкнул Хакса, заставляя сделать шаг назад, еще и еще, пока не прижал его спиной к стене. Жадно провел ладонями по бокам, втиснулся бедром между колен, давя им на уже твердый член. И наконец-то поднял голову, встречаясь с ним взглядом.

Хакс по-прежнему крепко зажимал себе рот ладонью, и в его взгляде была немая мольба. Только Бен не мог понять, что конкретно он хотел — прекратить или продолжить.

Устроив руки на пояснице Хакса, Бен потянул его на себя, заставляя прогнуться — и тут же скользнул ладонями под брюки и белье, жадно ощупывая и стискивая задницу. Туман окутывал разум, делая Бена все менее осторожным. Он уже почти плевал на безопасность и сохранение их тайны — мысли занимал только Хакс, его отзывчивость и реакция на все, что Бен сейчас с ним делал.

Ему хотелось все больше и больше.

Он провел ребром ладони между ягодицами, нащупал и надавил пальцами на сжатую дырку. Ответом ему был сдавленный стон, от которого его член снова дернулся.

Хакс звучал восхитительно. Он весь был восхитительным — и Бен чувствовал неуместную гордость из-за того, что допущен к самому сокровенному.

Он пропустил момент, когда Хакс убрал ладонь от рта. Понял он это, как только тот попытался вытащить его руки у себя из штанов.

— Бен, у нас… — начал Хакс, и тот едва не зарычал от нежелания прекращать. И вместо того, чтобы внять Хаксу, он прижался к его рту губами, глуша поцелуем протест.

Бен жадно вылизывал его рот, не позволяя отстраниться или оттолкнуть. Развел ягодицы Хакса, не обращая внимания на попытки убрать руки, сильнее вдавил бедро в пах, от чего Хакс застонал ему в губы, и все-таки не выдержал — потерся об него членом.

Он готов был кончить в штаны от одного только вида уже не напыщенного сенатора, а раскрасневшегося, с лихорадочно блестящими глазами, откликавшегося на ласку несмотря на доводы разума, его Хакса. Это было слишком возбуждающее, пьянящее зрелище, распалявшее его еще больше.

Стук в дверь был подобен ушату холодной воды, вылитой на голову. В первую секунду Бен даже не сообразил, что не так — понимание пришло в момент, когда он увидел, как расширились глаза Хакса.

Он быстро убрал руки и едва не отпрыгнул от Хакса, на всякий случай удерживая дверь Силой. Наблюдал краем глаза, как Хакс спешно приводит себя в порядок, поправляет брюки, пытаясь устроить их так, чтобы не было видно стояка. Бену в этом смысле было проще — джедайская туника отлично скрывала подобные вещи.

«Сядь на диван», — одними губами произнес Хакс, застегивая нижнюю рубашку наглухо.

Бен рухнул на мягкое сиденье, пытаясь отогнать внезапно подступившую панику. Он толком даже не мог сказать, кому она принадлежит — ему или Хаксу, но, тем не менее, они делили ее на двоих.

Стук повторился — и на этот раз звучал настойчивее. Бен вопросительно посмотрел на Хакса — тот отошел к стоящей недалеко от стены ширме, сжимая в руках сенаторскую мантию, и, поймав взгляд Бена, кивнул.

Тот проследил, как он скрывается за ширмой, и отпустил дверь, пытаясь придать лицу скучающее выражение. Получалось плохо — у него всегда были проблемы с контролем внешних проявлений эмоций.

— Входите, — громко произнес Хакс, шурша тканью.

Трое слуг зашли в комнату и почтительно замерли у порога. Хакс высунулся из-за ширмы и, увидев их, властно махнул рукой, подзывая к себе.

— Я думаю, мы закончили с вами этот бессмысленный спор, рыцарь Соло, — мягко, но настойчиво произнес он, будто продолжал разговор. — А теперь было бы очень любезно с вашей стороны дать мне завершить приготовления. Я пошлю за вами, когда закончу.

— Хо… — голос звучал хрипло, и Бен сперва прочистил горло, и только потом закончил: — Хорошо.

Он поднялся с дивана, одернул тунику, чтобы не показать так и не ушедшее возбуждение, и быстро вышел из спальни, на автомате отправляясь в гостиную. Лицо горело, и Бен подозревал, что щеки у него раскраснелись, выдавая с головой.

Где-то по дороге был освежитель. Бен ткнулся в несколько дверей по коридору, каждый раз ошибаясь, пока не нашел то, что искал.

— Освещение на двадцать процентов, — сбивающимся голосом произнес он, войдя внутрь. Тусклый свет едва помогал различить хоть что-то, но он все-таки обнаружил в потемках раковину и включил ледяную воду. Плеснул себе в лицо — не сильно помогло.

Тихо выругавшись, Бен засунул голову под кран, чтобы хоть как-то прийти в себя. Холод обжег затылок, прокатился до лба и шеи. С волос текло, стук зубов, наверное, слышался в соседней комнате, но он упрямо жмурился под холодной водой, пока сознание наконец не прояснилось.

До него запоздало дошло, что он будет выглядеть странно с мокрыми волосами и влажными пятнами на вороте туники. Но зато он хотя бы стал соображать, что уже было лучше, чем ничего.

Бен выпрямился и тряхнул головой, забрызгивая стены и пол. Провел ладонью по лицу, стирая капли, глубоко вдохнул и медленно выдохнул.

Возбуждение, слава звездам, ушло, будто его и не было.

Бен снял с полки полотенце и тщательно вытерся. Волосы, конечно, все еще оставались влажными, но теперь с него хотя бы не текло. Как он будет объяснять Рей, почему вернулся в таком виде, он не представлял.

Отмолчится как всегда, не в первый раз.

Гораздо больше его волновал вопрос, догадались ли о том, что происходило за дверями, слуги Хакса? И выдадут ли хозяина, если все-таки поняли слишком многое?

Наверное, в их преданности не стоило сомневаться — Хакс вряд ли держал бы рядом нелояльных людей. И все-таки было немного тревожно.

Впрочем, Бен запомнил, как выглядели все трое. Отловить их, применить внушение — и дело с концом. Наверное, это был самый простой способ решения проблемы, если он хотел, чтобы их тайна оставалась только между ним и Хаксом.

Это, конечно, было не по-джедайски — вмешиваться в чужое сознание не ради высшего блага, а ради себя — но Бен частенько поступал не так, как должен был по мнению Совета. Этим он походил на деда — и сейчас шел по его стопам. Теперь он понимал, почему Энакин Скайуокер предпочел Ордену жену.

Наверное, если бы его поставили перед выбором, он бы тоже остался с Хаксом. Решение бы далось нелегко — он всю свою жизнь связал с Орденом джедаев, и не видел себя кем-то другим. У него были далеко идущие планы: стать генералом-джедаем, вступить в Совет уже магистром, стать легендой в своем роде — в общем, закончить то, что не смог когда-то его дед. Он не сможет этого сделать, если повторит его судьбу.

А он ее обязательно повторит, если их с Хаксом связь откроется общественности.

Решено: он выловит слуг по одному и почистит им память. Маленькая жертва ради будущего вполне приемлема.

А другим об этом знать вовсе не обязательно.

— Освещение на ноль процентов, — тихо произнес Бен, покидая освежитель.

Рей в гостиной не скучала — Бен приводил мысли в порядок достаточно долго, чтобы Хакс успел переодеться и вернуться.

— …А потом учитель спросил, удобно ли ей и не хочет ли она пить. Сестра ночи в ответ плюнула ему в лицо, можете себе представить? — тараторила Рей, когда Бен вошел. Тот замер в проходе, прислонившись к откосу. — И он даже не разозлился — просто утерся и положил рядом одеяло, воду и пакет с рационом, хотя у нас их оставалось не так много.

— Рей, — сухо окликнул Бен. Та резко обернулась, глядя на него.

— Я просто объясняла сенатору, что вы не всегда такой хмурый и сердитый, — с улыбкой пояснила она. — А почему вы мокрый?

Этого следовало ожидать.

— Потому, — ушел от ответа Бен. — Ты правда хочешь стать как учитель Йода?

Хакс издал вежливый смешок, привлекая к себе внимание, и Бен был рад перейти с опасной темы:

— Насколько я помню, вы торопились, сенатор. Или уже нет?

— Торопился, — согласился Хакс. — Ждем только вас.

Бен виновато отвел взгляд и неловко взъерошил мокрые волосы. Рей раскрыла было рот, чтобы что-то сказать, но он так посмотрел на нее, что она проглотила все слова и потупилась.

— Раз все в сборе, — пришел на помощь Хакс, — можно ехать. Спидер и пилот уже на месте.

Рей при этих словах легко вскочила на ноги — ей, похоже, хотелось уже куда-нибудь выбраться. Бен же, наоборот, с удовольствием остался бы в апартаментах. И желательно наедине с Хаксом, чтобы продолжить то, что они начали в спальне.

Ну, точнее, начал Бен, но он не думал, что Хакс будет против.

Но вместо этого ему предстоял длинный и скучный день в здании сената. Единственная радость, которая там его ждала, — встреча с Палпатином, которому он обещал отчитаться о ходе расследования.

Которым он практически не занимался.

Ничего. В сенате он присмотрится к посетителям Хакса и сенаторам, с которыми он будет общаться, — может, кто-то из них выдаст себя.

Они с Рей последовали за Хаксом, идущим в сторону собственной посадочной площадки. Рей все это время смотрела на него с беспокойством — и, чтобы она расслабилась, Бен привычно приобнял ее за плечи и шутливо встряхнул.

Она тут же заулыбалась и фыркнула, шутливо пытаясь его оттолкнуть. Бен прижал ее к себе крепче и растрепал ее простенькую прическу.

Они «боролись» так всю дорогу до площадки, и, возясь с ней, Бен на время забыл и о своих тревогах, и о своей задаче.

Наверное, это ему сейчас и было нужно.


-1-


Кабинет Хакса в административном здании Сената разительно отличался от привычной Бену обстановки. Еще в приемной он едва не застыл, пораженный окружающей его сдержанной роскошью — не кричащей и пошлой, но говорившей о тонком вкусе.

Традиционный набуанский стиль был выдержан везде, от облицовки стен и потолка, до нарядов помощников сенатора. Глядя вокруг, Бен поймал себя на том, что испытывает странное чувство тоски по родине его матери и бабушки, которую посетил всего раз в жизни в практически бессознательном возрасте.

Похоже, его судьба была крепко связана с Набу.

— Доброго дня, сенатор, — поприветствовал тут же оказавшийся рядом с ними секретарь, и Бен моргнул, сосредотачиваясь.

— Доброго дня, Таве, — доброжелательно отозвался Хакс. — Познакомьтесь с рыцарем Соло и его падаваном Рей. В данный момент они заменяют мне гвардию капитана Финна.

Секретарь вежливо улыбнулся и согнул спину в легком полупоклоне. Бен и Рей ответили тем же, и он вновь обратился к Хаксу:

— Уточнить ваше расписание?

— Разумеется. Прием посетителей через двадцать минут?

— Да, сэр, — ответил секретарь. Бен представлял, насколько скучным все это будет, и с трудом сдержал гримасу недовольства. — После вас хотел видеть канцлер и просил зарезервировать полчаса. Я взял на себя ответственность удовлетворить его просьбе.

— Благодарю, — улыбнулся Хакс. — Сенатор Синдиан подтвердила завтрашнюю встречу?

— Ее секретарь обещала сообщить в течении часа.

— Прекрасно, — Хакс сложил руки, пряча ладони в рукавах мантии. — Закажите каф для меня и моих гостей.

Секретарь почтительно поклонился, и Хакс, кивнув в ответ, кинул быстрый взгляд на Бена и без слов указал подбородком на дверь в глубине приемной.

— Боитесь, сенатор? — негромко спросила Рей, уловив это движение.

— Перестраховываюсь, — мягко уточнил Хакс. — Беру пример с вашего учителя.

Бен фыркнул в ответ на это и шагнул к двери, касаясь ее ладонью. Закрыл глаза, окунаясь в Силу и пытаясь уловить чужое присутствие в помещении.

И там действительно кто-то был — какое-то живое существо, не человек и не иномирец. Либо — кто-то обезумевший настолько, что потерял разум.

Он поднял свободную руку, предупреждая, что заходить не стоит. Снял с пояса и активировал световой меч, машинально отмечая, что в приемной сразу стало тихо.

Рей мгновенно оказалась чуть позади, через Силу почувствовав его напряжение. Бен положил ладонь на дверную ручку, готовясь к атаке.

— Вам лучше отойти в сторону, сенатор, — напряженно произнес он. Существо за дверью волновалось, будто ощущало, что его ждет. Но нападать, похоже, не собиралось.

— Что там? — обеспокоенно спросил Хакс. — Кто-то враждебно настроенный?

— Кто-то неразумный, — ответила Рей, тоже окунаясь в Силу. — И с нетерпением ждущий вас.

Бен прислушивался, определяя местоположение существа. Оно, похоже, ходило из угла в угол, и эмоциональный фон у него оставался ровным — по крайней мере, волнение было на том же уровне.

— Готова? — тихо спросил он Рей.

— Да.

— Я не думаю, что вам стоит так беспокоиться, — вклинился Хакс. — Это…

— Замолчите, — велел Бен, обрывая его на полуслове, и резко распахнул дверь, врываясь в комнату, готовый отразить удар в любую секунду и обезвредить кого бы то ни было. Взгляд метнулся по кабинету… и остановился на рыжей кошке, смотрящей на него, как на идиота.

— …всего лишь моя кошка, — закончил Хакс, заходя следом. — Прошу прощения. Мне стоило вас предупредить.

Он обошел Бена и присел рядом со своей любимицей, нежно поглаживая ее по спине. Та тут же замурлыкала, потерлась об его ладонь и коснулась лапой колена, просясь на руки. Хакс подхватил ее и выпрямился, улыбаясь.

Бен чувствовал себя последним кретином и завзятым параноиком. Он неотрывно смотрел на кошку, а та вперилась недовольным взглядом в него, и на ее морде было написано все, что она думает о подобных вторжениях на ее территорию.

— В следующий раз сообщайте о таких деталях сразу, — мрачно сказал Бен, переводя взгляд на Хакса. Внешне тот был спокойным, но в глазах читалось беспокойство и вина. И слава звездам: Бен в какой-то момент успел подумать, что он промолчал специально, чтобы проучить за несдержанность.

Глупо, конечно. Хакс был не тем человеком, который попытался бы наказать его за ошибки. Думая о нем так, Бен все равно что признавался себе, что не доверяет ему и ждет от него чего-то плохого.

Это было не так. По крайней мере, ему хотелось так считать.

— Разумеется, в дальнейшем я буду предупреждать вас,— заверил его Хакс. Бен избегал на него смотреть — собственные мысли очень походили на предательство, и он боялся, что тот прочтет это в его глазах. — Рей, не могли бы вы закрыть дверь? Не хотелось бы привлекать излишнее внимание к ситуации.

Только после этих слов Бен одновременно с ней деактивировал меч. Рей размашисто шагнула к двери и с грохотом захлопнула ее. В движениях сквозило раздражение.

Не очень хорошо получалось.

— Падаван, — позвал Бен, пытаясь заставить свой голос звучать спокойно.

— Что? — отозвалась она. Бен отметил, что она скрестила руки на груди и нахмурилась.

Точно злилась.

— Нет эмоций, есть покой, — напомнил он.

Рей под его взглядом сморщила нос и фыркнула, отворачиваясь.

— Помедитируй, — велел Бен. — Прямо здесь и сейчас.

Он ощутил ее возмущение в Силе — медитировать она не любила, как и он сам.

— Но, учитель… — начала она, но Бен ее тут же перебил:

— Выполняй. Тебе нужно успокоиться.

— Будто ваши эмоции сейчас в равновесии, — обиженно заметила Рей.

— Со своими эмоциями я справлюсь сам. И хочу того же от тебя. Вперед.

Он проследил, как Рей сердито упала в кресло и закрыла глаза, сосредотачиваясь на движении Силы и ища в нем успокоение. Убедившись, что она действительно сконцентрировалась на медитации и не собиралась отвлекаться, он переключил внимание на Хакса.

Тот сидел за столом, опершись на него локтем и подпирая ладонью щеку, и наблюдал за ними с искренним интересом. Бену было сложно вновь не залюбоваться им: солнечный свет, падавший из окна за спиной, золотил его волосы, делая их еще более яркими, похожими на пламя.

Хакс поймал его взгляд, и на секунду в его вежливой официальной улыбке промелькнула нежность — предназначавшаяся ему, Бену.

— «Нет эмоций, есть покой», — едва ли не нараспев повторил он. — Что это значит?

Эти слова из кодекса джедаев знали даже юнлинги, и было немного странно видеть человека, который не понимал их суть. Это казалось той непреложной истиной, которую знают все и которая не нуждалась в расшифровке.

Бен никогда не был мастером в объяснениях, но все же решил попытаться.

— Это — строчка из мантры, основополагающей кодекс джедаев. Если вкратце, то ее суть в том, что джедай должен держать собственные эмоции в узде и контролировать их, чтобы они не одержали верх над разумом. Разум же должен быть спокойным, чтобы принять верное, не продиктованное горячностью решение.

— Интересно, — Хакс покачал головой. — Так сразу и не скажешь — по формулировке кажется, будто джедаям вообще запрещено испытывать какие-то чувства.

Бен коротко усмехнулся:

— Мы не дроиды, сенатор. От эмоций никуда не деться — но их нужно сдерживать и владеть ими, а не подавлять или поддаваться им. Джедай с детства учится понимать их и себя, чтобы в случае чего они не вели его, заставляя отбросить доводы разума и джедайские принципы.

— И вы, конечно же, в этом преуспели? — спросил Хакс, и Бену почудился в этом вопросе подвох.

Ну конечно. При их второй встрече он поддался собственным чувствам — злости и гневу, а позже — влечению и так и не прошедшей со временем давней влюбленности. Он и сейчас не мог справиться с ними.

Кодекс запрещал это, равно как и привязанность, которая росла с каждым часом, проведенным рядом с Хаксом. Но Бен порой пренебрегал кодексом… хотя Совету об этом, конечно, знать не стоило.

— Решайте сами, — он постарался пожать плечами как можно равнодушнее.

— Как скажете, — согласился Хакс. — Мне было бы интересно услышать эту вашу мантру полностью. Не расскажете?

Бен вздохнул и прикрыл глаза, вызывая в памяти выученные наизусть слова, которые должны были составлять его жизнь.

— Нет эмоций — есть покой, — начал он. — Нет неведения — есть знание. Нет страстей — есть ясность мыслей. Нет хаоса — есть гармония. Нет смерти, — он набрал воздуха в грудь и почти благоговейно закончил, — есть Великая Сила.

На этих словах Сила в нем всплеснулась волной, укутывая в тот самый размеренный покой, которого он сейчас требовал от Рей. Бен медленно выдохнул и открыл глаза — уравновешенный и умиротворенный.

Хакс смотрел на него с большим любопытством, чем прежде. Бен понимал, почему — такая перемена в его настроении не могла остаться незамеченной.

— Познавательно, — подвел итог Хакс и откинулся в кресле. — Кажется, мантра хорошо на вас влияет. Похоже… знаете, будто вас запрограммировали на определенную реакцию от определенных слов.

Бен пожал плечами, ничего не ответив на это.

— Довольно пугающе. И бесчеловечно.

Такая трактовка удивила Бена. Он не был уверен, что правильно все понял, поэтому уточнил:

— Что вы имеете в виду?

Он заметил, что Хакс отвел взгляд, переключаясь на статуэтку на краю стола. Словно пожалел о сказанном и не хотел продолжать поднятую тему.

Но Бен хотел все прояснить и не собирался дать ему уйти от разговора.

— Сенатор, — настойчиво произнес он, в одно это слово вкладывая все свое упрямство.

— Давайте не будем об этом? — предложил Хакс, все так же не глядя на него.

— Будем, — твердо сказал Бен. — Раз уж начали — продолжайте.

Он уловил, что Рей вышла из медитации и слушала их разговор с тревожным интересом.

Хакс под его взглядом вздохнул и сложил ладони на столе.

— Джедаи забирают детей едва ли не с младенчества, — проговорил он медленно, будто тщательно подбирал слова, — и растят их в беспрекословном подчинении букве законов Ордена. Более того, я замечал, что инакомыслие среди вас не поощряется. Все эти разговоры о Темной Стороне, ваш кодекс, мантра, которую вы мне рассказали… вам не кажется, что в джедаев с юного возраста закладывают определенные установки, которые они исполняют не потому, что верят в них, а из-за того, что у них нет выбора и других возможностей?

— Не кажется, — слишком быстро ответил Бен. В словах Хакса была доля истины, но в них же было что-то неправильное. Порочное и порочащее. Бену было необходимо опровергнуть их, доказать, что все на самом деле вовсе не так. — Я, например, пришел в Орден в сознательном возрасте. У меня был выбор, и я сделал его в пользу этих, как вы выражаетесь, установок. И, если вы не знали, джедай может покинуть Орден, если захочет.

— Таких, как вы, немного, — тихо проговорил Хакс. — Был ли выбор у вашего падавана? И смогла бы она покинуть Орден, разойдясь во мнении с Советом, если другой семьи, кроме джедаев, у нее нет?

Бен против воли перевел взгляд на Рей — и с удивлением обнаружил, что в ней нет тех же сомнений, что возникли у него.

— Я бы не захотела, — убежденно произнесла она. — Вы не понимаете главного. Я верю в Орден. Верю, что все действия, которые джедаи совершают, направлены на то, чтобы улучшить жизнь в галактике.

Учителя-джедаи всегда не только учили своих падаванов, но и сами учились у них. Сейчас был именно такой момент — в этом вопросе Рей оказалась гораздо мудрее Бена.

— Разве вы не стремитесь к тому же, сенатор? — закончила она, глядя на Хакса.

Бен кивнул ей, чуть улыбаясь, и тут же посерьезнел, поворачиваясь к Хаксу. Тот выглядел слегка обескураженно — но улыбался.

— Вам стоило бы попробовать себя в политике, если бы вы не были джедаем, Рей, — мягко произнес он. Открыл рот, собираясь сказать что-то еще — но голопроектор на столе дважды моргнул, и Хакс принял сигнал.

Над столом замерцала фигурка секретаря.

— Сенатор, — произнес он, — время посещений начнется через минуту.

— Спасибо, Таве, — поблагодарил Хакс. — Запускай по расписанию.

Голограмма исчезла, и Хакс едва ли не церемониально огладил и так безупречную мантию.

— Я попрошу вас встать рядом со мной, — улыбнулся он, переводя взгляд сперва на Бена, потом на Рей. — Ради безопасности.

Бен кивнул и шагнул к Хаксу, становясь у него за плечом. Стоило вновь оказаться так близко, как желание — та самая страсть, порицаемая Орденом, — вновь проснулось в нем. Он хотел хотя бы дотронуться до Хакса — но сейчас, когда к нему толпой повалят желающие увидеть его, это было непозволительно.

Бену нужно было как-то отрешиться. Сосредоточиться на сиюминутной задаче и перестать думать о том, как приятно было бы даже просто обнять Хакса со спины, положить подбородок ему на плечо и горячо выдохнуть в шею — так, чтобы у того побежали мурашки по коже.

Мечтать даже о таком без возможности сейчас же исполнить было почти больно.

Двери кабинета открылись, впуская первых посетителей. Судя по одежде — набуанцы, судя по манерам — из аристократов. Слушать их расшаркивания и длительный церемониал у Бена не было никакого желания.

Вместо этого он открылся Силе, отрешаясь от всего остального и окунаясь в нее и чужой эмоциональный фон. Так было проще обнаружить возможных нарушителей — внешне они могут оставаться спокойными, однако внутреннее состояние вряд ли как-то скроют.

Он попытался сосредоточиться на супружеской паре с Набу, но даже в Силе его тянуло к Хаксу. От него волнами исходили спокойствие, уверенность и удивительное средоточие сильной воли, и все это казалось невероятно привлекательным.

Ощущая его в Силе, Бен и сам заражался этими чувствами. Внутренний мятеж затухал, бурная волна желаний и эмоций откатывала назад, а где-то глубоко внутри зрела убежденность, что он справится с любыми испытаниями, преодолеет любую преграду. Ощущения были иррациональными и не поддавались логике — но Бен находил их приятными.

Найдя успокоение, он сумел сосредоточиться и на задаче.

Эмоциональный фон набуанцев был ярким, но ровным. Они явно радовались встрече и возможности пообщаться со своим сенатором лично. Никаких темных чувств они не испытывали, разве что сдержанную, а оттого безопасную гордость.

Единение с Силой было подобно трансу. Время текло по-другому: ему казалось, что не прошло и минуты, а супружеская пара уже покидала кабинет, уступая место следующим желающим поговорить с Хаксом.

Это походило бы на рутину, но Бену нравилось улавливать разные эмоциональные оттенки в каждом пришедшем. Обычно он старался не использовать Силу так — исключительно потому, что порой изрядно увлекался и не мог остановиться.

Но сейчас это было нужно ради безопасности Хакса, а ставить его под угрозу Бен не собирался.

Группы пришедших сменялись одна за другой. Ничего подозрительного Бен в них не обнаруживал — только волнение, но и оно было оправданно. Прием у высокопоставленного чина — вполне подходящий повод для того, чтобы слегка нервничать.

Ровный гул голосов, доносившийся до Бена будто издалека, нисколько не мешал. Он машинально выделял из общего шума Хакса — тот звучал доброжелательно и приветливо, с безукоризненным достоинством и безграничным уважением к собеседникам.

Как всегда идеальный и безупречный политик.

Все шло своим чередом, пока Бен не ощутил в Силе страх — давящий, нагнетающий, от которого жгло виски и темнело в глазах. Страх принадлежал ребенку лет семи, если он правильно определил возраст, и этот ребенок отчаянно хотел поскорее вернуться домой.

Кому могло прийти в голову взять на встречу с сенатором собственную малолетнюю дочь?

Бен закрылся в Силе и моргнул, сосредотачиваясь на материальной реальности. Дверь как раз приоткрылась, пропуская в кабинет трех тви'леков. Бен правильно догадался — семейная пара с маленькой девочкой, несущей в руках флимсипластовый пакет.

Пальцы у нее подрагивали, а на лице застыло перепуганное выражение.

Бену было жаль малышку. То, что у взрослых было простым волнением, у нее выросло в боязнь — оплошать, разозлить, неправильно себя повести. Что было тому виной, он не знал. Может быть, излишне строгое воспитание. Может, какой-то случай из прошлого или природный страх незнакомцев, помноженный на привычку к обособленности этой конкретной семьи. А возможно, ничто из этого.

Суть, несмотря на варианты, не менялась.

Тви'леки замерли в полутора метрах от стола, явно не зная, что и как нужно говорить в таких ситуациях. Взгляд девочки метался от Хакса к Бену и Рей, и присутствие джедаев, похоже, напугало ее еще больше.

На помощь им пришел Хакс. Он поднялся, вышел из-за стола и шагнул к семье, присаживаясь напротив девочки. Теперь он смотрел на нее снизу вверх, и та опустила голову.

Лекку у нее подрагивали.

— Привет, милая, — ласково произнес Хакс. — Не бойся. Я тебя не обижу. Как тебя зовут?

Он медленно протянул ей руку ладонью вверх. Даже не видя его лица, Бен догадывался, что он улыбался — так же мягко, как звучал его голос.

изображение


— Омма Ладира, — тихо произнесла малышка и, подумав, добавила: — Сэр.

— Можешь называть меня Армитажем, Омма, — все с той же нежной доброжелательностью разрешил Хакс. — Думаю, это будет честно. Или, может, ты хочешь, чтобы я звал тебя леди Ладира?

Бен видел, что Омма испуганно моргнула и переступила с ноги на ногу. Лекку все так же нервно подрагивали.

— Нет, — все-таки пискнула она и испуганно оглянулась на родителей.

Терпеть этот страх было невозможно. Бен не выдержал — осторожно коснулся в Силе Оммы, разгоняя боязнь, принося успокоение.

Лекку у нее перестали подрагивать, а выражение лица было уже не таким перепуганным. Она одарила Хакса долгим взглядом и решительно протянула ему пакет.

— Благодарю, — серьезно кивнул Хакс, осторожно забирая его. Приоткрыл и восхищенно произнес: — О, звезды. Ты сама их пекла?

— Это семейный рецепт, — вмешалась мать малышки. — Омма сделала их под моим руководством. Она очень хотела сделать вам подарок.

— Подарок вышел чудесный, — ответил на это Хакс и осторожно взял руку Оммы в свою, после чего церемониально коснулся губами ее кисти. — Спасибо, прекрасная леди. Я обязательно попробую ваш дар.

Омма оглянулась на родителей, и ее отец кивнул, давая разрешение вернуться. Она тут же метнулась к ним, и мать крепко обняла ее, прижимая к себе.

Хакс вернулся за стол и опустился в кресло, бережно укладывая пакет на краю.

— Вы с Рилота, — Бен не услышал в этой фразе вопроса — скорее, это было утверждение.

— Да, — кивнул отец семейства. — Мы — одни из тех, кого принуждали добывать рилл. Наша семья благодарна вам, сенатор. И не только наша.

Тви'лек чуть вздернул подбородок и обнял жену за плечи. Та по-прежнему прижимала к себе дочь, но выглядели они не слишком счастливо.

Будто что-то угнетало их все это время, пока проходила встреча.

— Надеюсь, теперь ваша жизнь наладилась? — спросил Хакс.

— Благодаря вам, — ответил тви'лек.

— Рад этому, — мягко произнес Хакс. — Как вас зовут?

Ладира переглянулись, и от взгляда Бена не укрылось их беспокойство. Что-то здесь было не так. Это не укладывалось в рамки обычного волнения. Их поведение, страх их дочери… все это выглядело довольно подозрительно.

Бен решил, что стоит держаться настороже, пока они не уйдут. А позже по возможности проверить, те ли они, за кого себя выдают.

А еще узнать у Хакса, что его связывает с Рилотом.

— Кандор Ладира, — наконец словно нехотя ответил тви'лек.

— Очень приятно, Кандор, — с уважением проговорил Хакс. — А вы, леди?

— Шена.

— Рад с вами познакомиться, — доброжелательно заключил Хакс. — Я не сенатор от Рилота, но по-прежнему чувствую ответственность за ту ситуацию и все еще стараюсь быть в курсе судеб пострадавших в ней. Если возникнут проблемы — пожалуйста, обращайтесь ко мне напрямую. Я сделаю все возможное, чтобы помочь.

Тви'леки снова переглянулись.

— Спасибо, сенатор, — наконец проговорил Кандор.

Они развернулись и направились к выходу. Хакс проводил их взглядом и, когда дверь за семьей закрылась, тяжело вздохнул и потер переносицу.

Бен старался скрыть тревогу во взгляде — Рей уж точно не должна была видеть, что он беспокоится за Хакса.

— Учитель, — позвала та. — Может, проследить за ними?

Значит, ей тоже показалось странным их поведение.

Бен уже собрался ответить, но вмешался Хакс.

— Не нужно, — устало произнес он. — Оставьте их в покое. Им и так несладко пришлось.

Бен и Рей переглянулись — почти как Ладира с пару минут назад. Они тоже понимали друг друга без слов. Хакс знал что-то, что им не было известно, и для полноты картины стоило сначала его выслушать, а уже потом принимать решения.

Над столом замерцала голограмма секретаря. Бен перевел взгляд на Хакса — тот явно был изнурен последней встречей, но старался делать вид, что все в порядке.

— Таве, — позвал он, — будьте добры, сообщите оставшимся, что сегодняшний прием окончен.

— Как прикажете, сенатор, — ответил секретарь. Хакс вымученно улыбнулся, оборвал связь и потер виски.

Похоже, у него разболелась голова.

Бен не стал себя останавливать — сделал шаг и осторожно устроил ладонь у Хакса на затылке, отчего тот вздрогнул.

— Успокойтесь, сенатор, — у него не получилось скрыть нотки нежности в голосе. Ну и плевать. — Я вам помогу.

У Бена не было особых способностей к целительству, но что-то он все-таки мог. От головной боли избавлять так точно.

Он открылся Силе и коснулся ей Хакса, представляя, как тянущее и давящее ощущение из висков уходит, оставляя после себя приятное отсутствие боли. Услышал тихий вздох и едва заметно улыбнулся — значит, все получилось.

— Спасибо, — Бен с трудом услышал это. Убирая руку от затылка, он не удержался — слегка взъерошил идеально лежащие волосы.

Конечно, ему хотелось большего. Но время для этого было не лучшее.

— Что вы знаете про эту семью? — негромко спросил он и кивнул Рей. Вдвоем они почти синхронно опустились в кресла напротив стола.

— Именно про Ладира — почти ничего, — пожал плечами Хакс. — Но этого и не нужно, чтобы понимать, каково им пришлось.

— Поясните.

Хакс вздернул брови:

— Вы не слышали о Рилотском конфликте?

— Я джедай, а не политик, — парировал Бен. — Мне не обязательно знать обо всех конфликтах, в которые вмешивается сенат.

— Довольно забавно слышать это, если учесть, что джедаи тоже принимали участие в его разрешении, — заметил Хакс.

Бен ощутил, как волна чего-то похожего на стыд поднимается в нем. Да, он не был в курсе миссий всех джедаев и часто оставался без связи с внешним миром на своих. В этом не было ничего необычного или позорного, но почему-то он все равно чувствовал себя так, будто облажался.

Сенатор Хакс умел выбить его из колеи, ехидничал и не боялся уколоть. Бен понимал, что это лишь маскировка — и все же каждый раз ему было не по себе. Будто рядом находился кто-то чужой, ненастоящий, от кого порой разило холодом так, словно в помещении дуют ледяные ветра Хота.

— Представьте, и так может быть, — буркнул Бен. — Чем язвить, сенатор, лучше бы объяснили.

— Простите, — тот чуть улыбнулся, и в этой улыбке Бену почудился привычный ему Хакс. — Конфликт произошел около четырех лет назад. Случайно обнаружились крупные поставки глиттерилла, и след привел в сектор Гаулус, а затем и на Рилот. Выяснилось, что сенатор от этой планеты имел к этим поставкам непрямое отношение и его отстранили от должности. Я был одним из двух сенаторов, которые инициировали расследование и не побоялись принять в нем участие. На Рилоте мы обнаружили несколько крупных фабрик по производству глиттерилла. Владельцем был хатт, как вы можете догадаться. Он не только изготовлял наркотик — для этого он использовал рабов, большая часть из которых была рилотскими тви'леками. Хатта удалось… устранить, — Хакс поморщился на этих словах, но после паузы продолжил: — Рабы, естественно, получили свободу. Эта семья — одна из тех многих несчастных, чья нормальная жизнь тогда была с трудом восстановлена.

Неудивительно, что Бен не знал об этом конфликте — четыре года назад он застрял на Кашиике на восемь месяцев. Все это время он вел подпольную деятельность и старался лишний раз не связываться с внешним миром. В основном докладывал совету о ходе миссии — коротко и быстро, практически сразу отключаясь.

А после у него не было ни желания, ни терпения вникать в пропущенные события. Джедаи всегда существовали отдельно и обособленно, и в курсе всего происходящего старался держаться только Совет. Бену же хватало того, чем он интересовался сам — лезть в политику он, мягко говоря, не любил, и даже свежими новостями интересовался постольку-поскольку.

И теперь, спустя четыре года, ему все равно придется нагонять то, что он пропустил.

В Храме, конечно же, остались записи о Рилотском конфликте. Бен пообещал себе, что изучит их в ближайшее время, но сперва стоило разобраться с посетившими Хакса тви'леками.

— То есть вы уверены, что страх этой семьи связан с теми событиями? — уточнил Бен. Сомнение в его голосе наверняка выдавало, что он в это не верил, но он ничего не мог поделать.

Джедай должен контролировать свои эмоции, но Бену, как внуку Избранного, многое прощали.

— Да, я уверен в этом, — в голосе Хакса явственно звучал укор. — Большую часть жизни они провели под гнетом в постоянном страхе. Они редко видели что-то хорошее, а плохого у них было гораздо больше, чем вы или я можем предположить. Все это сложно забыть за такое короткое время. К нормальным условиям приспособиться так же непросто, как и к ужасным.

— А я сомневаюсь, — признался Бен. — Их страх был иного рода, сенатор. Их тревожило что-то другое, а события конфликта, я полагаю, остались для них в прошлом.

Он еще не договорил, а в глазах Хакса уже зажглась ярость. Почему он так отреагировал на его слова, Бен не понимал и даже близко не мог догадаться. Неужели Хакса настолько волновала судьба этих тви'леков? Или он был так уверен в правильности своей оценки, что разозлился от сомнений в ней?

— Вы ничего не знаете о том, что им пришлось испытать, — тихо произнес Хакс. Он явно пытался себя контролировать, но злость в его голосе звучала слишком четко. — Вы этого даже представить не можете. Вы думаете, что забыть постоянные побои и унижения так легко? Что это так просто оставить в прошлом и вспоминать только в памятную дату ради галочки? Нет, — сам ответил он на свой вопрос. — Вы и близко не испытывали все это на себе, и потому вам кажется, что в этом нет ничего сложного.

«Успокойся», — одними губами произнес Бен, глядя ему в глаза, но даже если Хакс это заметил, его уже было не остановить.

— Я думал, джедаям свойственно сострадание, — продолжил он. — Видимо, я ошибался. Если вы не поставите себя на место этих несчастных, вы и не поймете. А вы и не хотите, как я вижу. Гораздо удобнее обвинить и потом извиниться за ошибку, не так ли? Только последствия исправить будет тяжело… но это уже не ваша забота, так?

— Рей, — тихо сказал Бен. — Выйди. Я разберусь.

Та неслышно выскользнула за дверь, не решаясь спорить. Он подождал для верности с полминуты и только после этого поднялся с кресла, делая шаг к Хаксу.

— Не трогай меня, — холодно проговорил тот.

— Хакс, — позвал Бен в ответ — но все же замер в двух шагах от него, не решаясь подойти ближе. И повторил: — Успокойся.

— Я спокоен, — отрезал тот. — Оказывается, я многого о тебе не знал.

— Как и я, — просто ответил Бен.

Он все же решился приблизиться к Хаксу, протянул ладонь — и замер, не решаясь дотронуться до него. Тот повернулся к нему в кресле, задрал подбородок и посмотрел на него в упор, прищурившись.

Нужно было как-то утихомирить его злость. Вернуть обратно то безграничное спокойствие, которое им в полной мере владело до этого срыва.

— Я не хотел тебя обидеть, — тихо произнес Бен — почти с мольбой. Сейчас он нащупывал дорогу по тонкому льду, при том, что ему всегда было тяжело подбирать правильные слова. — Я не думал, что это тебя так заденет.

— Действительно, зачем думать, — хмыкнул Хакс.

Бен все-таки коснулся кончиками пальцев его плеча. Хакс повел им, словно пытался стряхнуть его руку, и это, как ни странно, придало Бену решимости. Он провел ладонью к шее, переводя ее выше, и осторожно погладил по щеке — но в ответ Хакс дернул подбородком, требуя прекратить.

Бен толком не понимал, в чем его вина и как ее загладить, но видеть, как Хакс злился на него, было подобно пытке.

— Пойми меня правильно, — все же попробовал он объясниться, проводя большим пальцем по острой скуле, — я просто не хочу, чтобы тебе навредили. Если для этого придется подозревать каждого, кто сталкивается с тобой, я буду это делать и не буду брать во внимание чужое прошлое.

Хакс скривил губы, но промолчал. Из этого невозможно было понять, шел Бен по верному пути или опять ошибся. Но он решил продолжить, надеясь… наверное, на чудо.

— Я не переживу, если ты умрешь, — просто сказал он.

— Не очень-то по-джедайски, — хмуро заметил Хакс.

— Нам запрещены привязанности, — согласился Бен. — Но разве любовь — это не Свет? Разве джедаю не положено любить все, что его окружает?

А вот теперь он нащупал правильную дорожку — взгляд Хакса стал удивленным, но смягчился.

— Любовь? — переспросил он.

— Любовь, — ответил Бен. — С первого взгляда.

Он взял лицо Хакса в ладони и наклонился к нему, глядя в глаза. Тот вздохнул, но не стал отстраняться.

Бен чуть улыбнулся и прижался к его рту, осторожно раскрывая губы языком. Хакс помедлил, но все же ответил на поцелуй — жестко, почти яростно, и этой ярости Бен противопоставил нежную осторожность.

Хакс сбавил напор и поддался медленной ласке. Его ресницы сомкнулись, и Бен, все еще не закрывший глаза, не мог оторвать от них взгляд. Светло-рыжие, густые, почти прозрачные, они кидали едва заметную тень на лицо, и Хакс выглядел невероятно уязвимым и невозможно красивым.

Бен не врал — он действительно влюбился в него, как только увидел на балу. Хакс был его судьбой, тем, кого ему предназначила Сила, и он знал это с первого прикосновения, первого поцелуя. Когда Хакс сбежал, он в этом усомнился — ошибиться может каждый, даже он, — но в глубине души знал, что был прав.

И верил, несмотря на злость и обиду, кипевшие в нем все эти годы, что в конце концов они снова окажутся рядом.

Даже в поцелуе Бен не смел закрыть глаза — ему казалось, что он никогда вдоволь не налюбуется Хаксом. Едва заметные веснушки на бледной коже, почти невидимая глазу щетина, проступавшая на тщательно выбритых щеках, все те же тени от подрагивающих ресниц… Бен готов был смотреть вечно, и что-то теплое, распирающее грудь, расправляло в нем крылья, грозясь вырваться наружу.

Он оторвался от губ Хакса и чуть отстранился, оставаясь при этом все так же непозволительно близко. Тот открыл глаза — ярость в них утихла, уступив место холодному спокойствию.

Бен надеялся на другой эффект, но так тоже было неплохо.

— Ты только не злись, — тихо попросил он, чувствуя, что должен быть честным до конца, — но я отправлю этот подарок на экспертизу. Я надеюсь, что ошибаюсь, но рисковать не стану.

— Как хочешь, — со вздохом ответил Хакс. — Отговаривать все равно бесполезно.

Бен кивнул, убрал руки и выпрямился, отходя к креслу. Сел на него и снова посмотрел на Хакса — губы у того покраснели и припухли, а на щеках пробивался слабый, практически неразличимый румянец.

Вряд ли кто-то заметит и поймет, что они делали наедине.

— Падаван, — произнес он в комлинк. — Можешь возвращаться.

Когда дверь открылась, Хакс уже спокойно изучал информацию на датападе. Следом за Рей в кабинет заехал дроид из доставки, везя на репульсорном подносе три чашки кафа.

— Угощайтесь, — произнес Хакс, не поднимая глаз, и Бен заметил, что тот улыбается уголками губ.

Значит, он все исправил.

@темы: рейтинг: NC-17, персонажи: другие, персонажи: Шив Палпатин, персонажи: Хан Соло, персонажи: Рей, персонажи: Лея Органа, персонажи: Кайло Рен | Бен Соло, персонажи: Армитаж Хакс, категория: слэш, арт, авторский фик, ББ-2017

Комментарии
2017-12-04 в 18:26 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:28 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:29 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:30 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:32 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:33 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:34 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:36 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:37 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:38 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:39 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:40 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:41 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:43 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:44 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:45 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:46 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:46 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:47 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-04 в 18:48 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
изображение

2017-12-05 в 00:34 

ijenny
Охохо, совсем задурили Бену голову (и вырастили монстра себе на беду!). Спасибо, очень интересно. Надеюсь, это еще не конец)

2017-12-05 в 00:36 

Protego Maxima
Автор описывает процесс оживления с помощью Некрономикона и при этом не знает первоисточник.
Спасибо. Всё время, пока читала, хотелось схватить Бена, потрясти его за плечи и проорать на ухо: "Остановись, придурок!" А эмоциональная вовлечённость читателя — уже показатель того, что автор выполнил очень важную часть задачи. Стройно и логично прописаны мотивы героев, понятно даже, как и почему Бен подтягивает факты под свою версию событий. Как ловко ему эту версию подсовывают Армитаж и Палпатин. Невольно вспоминаю цитату из "Начала" Нолана: "Какой самый живучий паразит? Бактерия? Вирус? Кишечный глист? Идея. Она живуча и крайне заразна. Стоит идее завладеть мозгом, избавиться от неё уже практически невозможно. Я имею в виду сформировавшуюся идею, полностью осознанную, поселившуюся в голове".

читать дальше

2017-12-05 в 00:54 

Efah
заметил дыру в реактор
Хаксу так идёт быть внуком Палпатина. Спасибо за шикарную работу! Очень хочется продолжения.

Иллюстрации немыслимо прекрасны :heart:

2017-12-05 в 13:52 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
ijenny, немного перестарались :gigi:
Надеюсь, это еще не конец)
все будет! :smirk:
спасибо, что прочитали! :heart:

Protego Maxima, ох, какой отзыв :inlove:
я плохо умею в фидбек на фидбек, но очень приятно, когда читатель видит историю именно так, как автор стремился ее показать. :heart: у вас попадание на все сто процентов. а дальше я могу только в бессвязные вопли, простите, ваш отзыс сделал мне слишком хорошо :crazylove:
спасибо вам за такие развернутые впечатления :heart:

Efah, Хакс на родственные связи с Палпатином и впрямь отлично ложится :heart:
спасибо, что прочитала)
Иллюстрации немыслимо прекрасны
Анафи потрясающе талантливая, так что не удивительно)

2017-12-06 в 00:16 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
Дорогой автор, во-первых, поклон вам до земли, что не забросили идею продолжения, первая часть мне тогда очень понравилась:heart:
Эта ничуть не хуже, читала на одном дыхании, хоть и за два раза, оторваться невозможно.
Хакс получился таким прекрасным и сияющим, ну чисто внучок своего деда. Бена жалко, но в то же время он показан у вас довольно крипотным в этой своей одержимости, что по сути всем окружающим вокруг него неуютно и даже в чем-то опасно, даже его родителям, даже Хаксу.
И хоть я люблю сияющих мудаков Хакса и Бена, но больше всего мне понравилась Рей, она у вас тут такая живая и ее отношения с Беном мне очень понравились:heart:
Палпатина было мало (палычелавер во мне вздохнул) но он был удивительно органичен и вообще служил лучшим обрамлением к истории *невнятные крики*
И если позволите, у меня к вам есть несколько вопросов
читать дальше
Спасибо вам огромное за эту работу, надеюсь на ее продолжение :heart:
Арты абсолютно прекрасные :love:

2017-12-06 в 03:51 

resident trickster
weird scout
Этой истории решительно необходимо продолжение! :heart:___:heart: Очень понравился властный интриган Хакс, который несколько переинтриговал сам себя, и влюбленный Бен со своим отчаянным желанием взаимности. Спасибо! :heart:
PS: иллюстрации просто чудесные! :heart:

2017-12-06 в 19:57 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
SHERLOCK_RDJ, :inlove: сначала я хочу сказать спасибо: и за отзыв, и за то, что пытаетесь вникнуть в детали!
очень рад, что вам понравилась Рей! она не герой этой истории, но мне хотелось все-таки показать и ее и вообще я очень люблю второстепенных персонажей прописывать хотя бы мельком :gigi: , и я ужасно доволен, что она вызывает положительные эмоции :heart:
Палпатин — наше все. Я хотел уделить ему больше эфирного времени, но, к сожалению. не успевал. но в следующей части у него будет важная роль, так что дам разгуляться своему видению персонажа)
и ответы на вопросы под катом)

читать дальше
Еще раз спасибо вам за отзыв! :heart:

resident trickster, рад, что история не оставила тебя равнодушной! :heart: спасибо за отзыв! :dance2:

2017-12-06 в 22:33 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
Браво, Палпатин — наше все. Я хотел уделить ему больше эфирного времени, но, к сожалению. не успевал. но в следующей части у него будет важная роль, так что дам разгуляться своему видению персонажа)
как я рада это слышать, теперь буду ждать еще сильнее, мне уж очень нравится ваш Палпатин :heart::heart::heart::heart::heart:

Вопросы

2017-12-06 в 23:34 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
SHERLOCK_RDJ, это прям радость моему сердцу :heart:

ответы

2017-12-06 в 23:57 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
Браво,вопросы

2017-12-07 в 00:06 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
SHERLOCK_RDJ, ответы

2017-12-07 в 01:16 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
Браво, уже не совсем вопросы

2017-12-12 в 06:28 

Minami-M
Иллюстрации потрясающие! :inlove: Очень-очень красивые! Я прям насмотреться не могла.

Шикарный Хакс! :buh: Восхищает, да. Но мне понравилось, как он обалдел в эпилоге. А Бен чисто Энакин - чего-то себе надумал, и сразу терминатор-мод-он.
Палпатин молодец - живее всех живых, и власть при нём, и нежные юноши. Очень понравилась Рей!

Спасибо! Прочитала с большим удовольствием!:love:

2017-12-12 в 10:00 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
Minami-M, я очень-очень рад, что вам зашли персонажи :heart:
Иллюстрации просто волшебные, да. Не перестаю радоваться, что Анафи выбрала мое саммари :heart:

Спасибо, что прочитали и откомментировали! :dance2:

2017-12-28 в 22:35 

Это прекрасно:hlop: Читала взахлеб вместо того, чтобы готовиться к экзамену:crazylove:
А где подписаться на продолжение?:shy:

URL
2017-12-30 в 22:05 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
Гость, надеюсь, что с экзаменом у вас в итоге все хорошо :gigi: очень рад, что настолько зашло! :heart:
А где подписаться на продолжение?
на фикбуке, к примеру :gigi:

2017-12-31 в 10:14 

Браво, 0_о :nechto: значит на фикбуке вы один из моих любимых авторов кайлакса. Буду очень ждать проду. 8 эпизод добавил шипперского огонька, главное, не потерять голову))

URL
2017-12-31 в 10:45 

Браво
I'll stop wearing black when they make a darker color
Гость, :dance2::kiss:

     

Star Wars Big Bang

главная